Большая медицинская энциклопедия
ГлавнаяДиагностика заболеваний человека

Эхокардиография сердца

Что такое эхокардиография сердца?

Эхокардиография (ЭхоКГ) - это неинвазивный и совершенно безопасный метод обследования, позволяющий врачу получить представление о различных структурах сердца, оценить его сократимость, наличие болезненных изменений, а также узнать общее самочувствие человека. При проведении эхокардиографии сердце исследуют с помощью ультразвука. Изображение сердечной мышцы передается на монитор либо на снимок.

Эхокардиография сердца требует досконального знания строения и работы сердца, как здорового, так и больного. Кратко напомним наиболее простые анатомические сведения и названия основных структур сердца, доступных при этом виде ультразвукового исследования.

Сердце — полый мышечный орган, обеспечивающий циркуляцию крови по сосудам. Масса его у взрослых равняется в среднем около 300-400 г, составляя примерно 0,5 % от общей массы тела. Считают, что сердце человека обычно не больше кулака его правой руки, однако при ряде заболеваний сердечно-сосудистой системы и форма, и размеры сердца могут значительно изменяться. Снаружи оно покрыто двумя листками перикарда — «сердечной сорочкой». Между листками имеется немного жидкости, уменьшающей их трение друг о друга. Изнутри полости сердца выстланы эндокардом — гладкой соединительнотканной пленкой, сводящей до минимума трение крови о внутрисердечные структуры. Между перикардом и эндокардом находится миокард — сама сердечная мышца.

Внутри правая половина сердца отделена от левой фиброзной мышечной перегородкой, не позволяющей смешиваться венозной и артериальной крови. Между правым и левым предсердиями находится межпредсердная перегородка, а между правым и левым желудочками — межжелудочковая. На входе в желудочки сердца и на выходе из них имеются клапаны, обеспечивающие однонаправленное движение крови. По шести крупным сосудам кровь поступает в сердце, а по двум другим — выбрасывается из него.

Чтобы не «заблудиться» внутри сердца, надо четко представлять функциональное назначение его структур. Задача упрощается, если вспомнить, что сердце фактически состоит из двух насосов: левый выталкивает богатую кислородом артериальную кровь в аорту и систему сосудов, доставляющих ее в органы и ткани, а правый — венозную кровь в легочную артерию и легкие, где она вновь обогащается кислородом. Для этого и необходим двойной комплект полостей и клапанов: два предсердия, два желудочка, два клапана на выходе из предсердий в желудочки, два клапана на выходе из желудочков в аорту и легочную артерию. Остальные шесть крупных сосудов — вены, по ним кровь притекает в сердце. Венозная кровь со всего тела собирается в две полые вены, впадающие в правое предсердие. Через трехстворчатый клапан она попадает в правый желудочек и дальше через клапан легочной артерии — в легочную артерию и по ней — в легкие. Из легких по четырем легочным венам обогащенная кислородом кровь вливается в левое предсердие, затем через двустворчатый (митральный) клапан — в левый желудочек и дальше — через аортальный клапан — в аорту.

Движение крови обеспечивается одновременным концентрическим сокращением миокарда желудочков (период систолы). При этом объем полости желудочков уменьшается и кровь под давлением выбрасывается в аорту и легочную артерию. Возвращению крови в предсердия во время систолы препятствуют закрывшиеся предсердно-желудочковые клапаны. По окончании систолы желудочки снова расслабляются, давление в них падает (период диастолы) и они начинают заполняться кровью. В это время клапаны легочной артерии и аортальный закрываются и останавливают обратный ток крови из сосудов в желудочки.

Роль клапанов сердца в обеспечении нормального кровообращения очень важна, хотя их размеры и невелики. Сужение клапанного отверстия (стеноз), возникающее чаще после перенесенного ревматизма, препятствует свободному току крови, а при недостаточном смыкании клапанов возникает ее обратный ток. В обоих случаях сердце вынуждено работать с перегрузкой, чтобы обеспечить необходимое кровоснабжение органов и тканей. Стеноз и недостаточность клапанов — наиболее часто встречающиеся приобретенные пороки сердца, эффективное и полное излечение которых возможно только на операционном столе.

Нарушения внутриутробного формирования сердца и магистральных сосудов приводят к возникновению врожденных пороков сердца. По данным Европейского бюро ВОЗ, на каждые 150 родов приходится один случай врожденного порока сердца. Описано несколько сот разновидностей таких пороков. Это и атипичные расположения клапанов, и порочные сообщения между полостями сердца, и их сужение, затрудняющее ток крови, и многие другие. Медикаментозное лечение детей с врожденными пороками сердца дает лишь временный поддерживающий эффект. Радикально может помочь только своевременное хирургическое вмешательство.

Однако для благоприятного результата операции очень важны своевременная и точная диагностика, а также всесторонняя оценка состояния больного, так как длительное расстройство сердечной деятельности может приводить к таким глубоким изменениям в сердечно-сосудистой системе, что даже полное хирургическое устранение порока уже не сможет спасти положения. Большую помощь в обеспечении своевременной предоперационной диагностики врожденных пороков сердца оказывает эхокардиография. По данным американских специалистов, при помощи ультразвукового исследования удается диагностировать основные формы врожденных пороков сердца у плода при раннем сроке беременности.

Проведение эхокардиографии сердца

При выполнении эхокардиографии сердца датчик располагается чаще всего на передней грудной стенке в области проекции сердца. Поскольку ультразвук почти полностью отражается воздухоносной тканью легких, локация сердца возможна только при расположении датчика в тех участках поверхности грудной клетки, где сердце или магистральные сосуды непосредственно прилегают к ее стенкам. Зона возможной локации сердца обычно ограничена. Она называется «ультразвуковым окном». Его размеры и расположение значительно варьируют в зависимости от индивидуальных особенностей обследуемого. Приблизительно в 5-15 % случаев оно может быть частично или полностью закрыто. Есть ряд причин, мешающих успешной локации: деформация грудной клетки, эмфизема легких, избыточная масса тела, окостенение межреберных промежутков и др.

Обычно датчик располагают слева от грудины на уровне II-IV межреберных промежутков (чаще — III-IV). Возможна также локация при позициях датчика ниже или выше грудины (в подмечевидной или супрастернальной области). При затрудненной локации применяют специальные методические приемы исследования. Выбор позиции датчика зависит от того, какие структуры сердца должны быть лоцированы, а также обусловлен индивидуальными особенностями пациента. При заболеваниях сердца, сопровождающихся его увеличением, область его соприкосновения с грудной стенкой расширяется и локация облегчается.

Если направить ультразвуковой луч на створки митрального клапана, эхокардиограмма зафиксирует весь комплекс их движений. Движение створок отображает характер кровотока и перепады давлений между левыми полостями сердца. В начале диастолы желудочков митральный клапан под напором крови из левого предсердия открывается, его створки расходятся в разные стороны. По мере того как напор крови ослабевает, створки начинают снова сближаться. В конце диастолы желудочков они опять распахиваются в момент систолы левого предсердия. Кровоток через митральный клапан при этом увеличивается. Наконец, левый желудочек наполнился кровью. Давление в нем и в полости левого предсердия стало одинаковым. Только теперь створки митрального клапана полностью смыкаются. Левый желудочек начинает концентрически сжиматься и уровень давления в его полости резко возрастает. Но кровь уже не может вернуться в предсердие — закрытый митральный клапан не пускает ее туда, и она устремляется в аорту. В период систолы левого желудочка митральные створки идут рядом, так сказать «рука об руку». На экране эхокардиографа и на регистрирующей бумаге эхосигналы от створок проделывают такой же путь. Они так же отклоняются в разные стороны в начале диастолы желудочков, сближаются в ее середине, потом опять приоткрываются и, наконец, смыкаются окончательно. Движение створок свободное, но упорядоченное. От сокращения к сокращению повторяется один и тот же рисунок, напоминающий букву «М». Однако у больных с митральным стенозом (сужением левого предсердно-желудочкового отверстия) картина резко изменяется.

Митральный стеноз — один из распространенных пороков сердца. Как правило, он бывает ревматической природы. В результате ревматического процесса створки митрального клапана срастаются, становятся плотными, утолщенными, малоподвижными. У здоровых взрослых людей площадь митрального отверстия равна 4-6 см кв., однако в отдельных случаях при этом заболевании она может уменьшаться до 0,5 см кв.! Деформированный митральный клапан служит препятствием для тока крови. В самом начале пока створки клапана обладают каким-то запасом подвижности давление в левом предсердии повышается умеренно. Но прикрытие створок в середине диастолы становится «роскошью» для стенозированного клапана. Чтобы успеть пропустить достаточное количество крови, он должен в течение всей диастолы желудочков оставаться открытым. На экране эхокардиографа эхо-сигналы от такой створки выглядят в виде буквы «П»: створка открывается и остается распахнутой до самого конца диастолы.

Эхокардиографическая картина митрального стеноза очень характерна. Кроме П-образного движения створок клапана, имеются и другие ее особенности. Так, при митральном стенозе пораженные створки в отличие от нормальных, движутся не в разные стороны, а однонаправленно, параллельно. Они как бы склеены и направление их движения зависит от того, какая из них более массивна и «тянет» сильнее в свою сторону. Сами створки гораздо сильнее отражают ультразвук и дают яркие многослойные сигналы на экране эхокардиографа. Это особенно выражено при их обызвествлении. Иногда при этом удастся определить, какая из створок поражена сильнее, в каких участках интенсивно откладываются соли кальция, а также другие подробности, важные для выбора того или иного вида хирургического вмешательства. При двухмерном исследовании можно также определить площадь митрального отверстия. Для этого регистрируют эхосигналы от поперечного среза сердца на уровне митрального клапана, причем поперечный срез уплотненных его створок выглядит как светящееся кольцо, которое появляется, когда митральный клапан открыт, и исчезает, когда он захлопывается. Задача исследователя «поймать» и зафиксировать изображение в момент наибольшего открытия клапана. В современных моделях эхокардиографа подсчет площади отверстия производится при помощи компьютера. Исследователь вводит масштаб изображения (калибровку) и специальным курсором обводит контуры отверстия. Машина выдает результат. У здорового человека площадь митрального отверстия определять труднее. Тонкие подвижные створки здорового митрального клапана не дают на экране четких контуров отверстия. Не удается определить площадь и в случае значительного обызвествления клапанов, когда его отверстие буквально замуровано соединениями кальция. Можно лишь удивляться, как удается крови пройти сквозь такую преграду.

При двухмерном исследовании изображение митрального клапана в большей мере зависит от выбора проекции. Располагая датчик по длинной оси сердца, мы получим на экране продольное сечение левого желудочка и предсердия, а между ними - пораженного митрального клапана, который находится в движении. Чтобы уяснить особенности этого движения, надо наблюдать его на экране в течение ряда сокращений сердца. Отдельные кадры не смогут дать об этом полного представления. Нормальные створки движутся свободно, напоминая легкие, непринужденные взмахи руки. При митральном стенозе их движение напряженное. Так и чувствуется напор крови, заставляющий все клапанное кольцо прогибаться в виде купола. Опытный специалист по одному только этому «куполу» может распознать характер порока сердца. Не только при митральном стенозе встречается П-образное движение створок, но и при некоторых других заболеваниях, что может обмануть неопытного исследователя. Чтобы отличить ложный стеноз от истинного, надо постараться пересечь ультразвуковым лучом обе створки одновременно. Это не всегда удается и нередко требует тщательного поиска оптимальной проекции. Зато когда усилия увенчались успехом, и мы видим, что створки в начале диастолы расходятся в разные стороны, вопрос можно считать решенным: стеноз ложный. Если же они движутся однонаправлено - истинный. Только сочетание обоих признаков - П-образного движения и однонаправленности движения створок — позволяет с уверенностью говорить о митральном стенозе. Возможны также неточности при оценке степени обызвествления клапана и площади его отверстия. Они могут быть связаны с неправильным выбором проекции и усилением изображения.

Новая техника открывает небывалые ранее возможности, но это только возможности, реализовать которые предназначено людям. Сам по себе эхокардиограф не выдает готовых диагнозов. Необходимы анализ, комбинированное использование разных методов и проекций, оптимальный подбор технических характеристик, готовность к неожиданным вариантам, нестандартность мышления, изобретательность приемов и, наконец, настойчивость исследователя.

Тот же митральный клапан не «молчит» и при других заболеваниях сердца. Надо только «увидеть» и «услышать», что он может сказать. Так, например, при аортальной недостаточности струя крови, возвращаясь из аорты в левый желудочек, ударяет о створку митрального клапана, заставляя его трепетать. Это трепетание имеет такую большую частоту, что при двухмерной эхокардиографии уловить его глазом на экране прибора трудно, а зафиксировать на сканограмме вообще невозможно. Зато при одномерной эхокардиографии в М-режиме трепетание митрального клапана может быть зарегистрировано как на экране, так и на бумаге.

Ультразвуковые волны хорошо отражаются от эндокарда, покрывающего межжелудочковую перегородку и заднюю стенку левого желудочка, давая четкое изображение этих структур. На эхокардиограмме расстояние между ними все время меняется. Они максимально сближаются во время систолы, когда объем левого желудочка становится наименьшим, и расходятся во время диастолы. Измерив максимальное и минимальное расстояние между ними на одномерной эхокардиограмме, зарегистрированной на уровне левого желудочка ниже митрального клапана, можно определить передне-задний размер полости левого желудочка во время диастолы и систолы, а зная эти параметры - рассчитать величины его диастолического и систолического объемов. Размеры и объемы левого желудочка могут быть определены и при секторальном сканировании. Разность между диастолическим и систолическим объемами левого желудочка дает нам величину ударного объема. Умножив его на частоту сердечных сокращений, мы узнаем минутный объем крови, выбрасываемой сердцем в большой круг кровообращения.

На основе данных о размерах и объемах полости левого желудочка вычисляют ряд показателей, характеризующих сократительную функцию миокарда. Как при одномерной эхокардиографии, так и при секторальном сканировании можно измерить толщину стенок левого желудочка в период систолы и диастолы, определить амплитуду и скорость их экскурсии. Можно рассчитать ряд скоростных показателей движения структур сердца, определить размеры левого предсердия. Правый желудочек лоцируется менее четко, чем левый, однако и его размеры могут быть вычислены.

Все эти показатели позволяют не только поставить диагноз того или иного заболевания сердца, но и дать оценку его функционального состояния. Оно ухудшается при длительно существующих пороках сердца. При этом полости сердца увеличиваются, а сократительная способность миокарда — снижается. Это удается обнаружить при эхокардиографическом исследовании.

При двухмерной эхокардиографии на экране прибора сердце видно «на срезе». От датчика ультразвуковые волны расходятся в виде веера. На экране они образуют сектор, на котором могут быть видны правый и левый желудочки, левое предсердие, аорта, аортальный и митральный клапаны. Первым на пути ультразвукового луча будет правый желудочек, который расположен ближе всего к передней грудной стенке, затем луч пересечет межжелудочковую перегородку, полость левого желудочка и, наконец, достигнет его задней стенки.

Эхокардиография сердца позволяет установить особенности сокращения различных участков сердечной мышцы. Это имеет большое значение при обследовании больных ишемической болезнью сердца (ИБС), для которых характерно снижение сократимости миокарда в зонах с нарушенным кровообращением. Важные данные для диагностики ИБС дает секторальное сканирование, позволяющее получить изображение левых отделов сердца в период систолы и диастолы. Эти два изображения накладывают друг на друга так, чтобы совместились центры просвета аорты. В норме контур систолы оказывается внутри контура диастолы, а при ИБС эти два контура в месте поражения приближаются друг к другу, иногда вплотную. Секторальное сканирование весьма убедительно также при диагностике осложнений ИБС, аневризм сердца, аорты и даже поражений венечных сосудов.

Просвет венечных сосудов слишком мал, а ход слишком извилист, чтобы эхокардиографически проследить их путь на всем протяжении. Однако при исследовании корня аорты в поперечной проекции нередко удается увидеть место отхождения венечных сосудов и их начальные отделы. Чаще бывает виден ствол левой венечной артерии до его разделения на две основные ветви. При ИБС могут быть выявлены участки сужения венечных сосудов, которые и являются причиной недостаточного кровоснабжения сердечной мышцы. К сожалению, провести это исследование возможно лишь у некоторых больных.

Допплер-эхокардиография

Относительно новая и очень перспективная разновидность ультразвукового исследования сердца — допплер-эхокардиография. Этот вид исследования основан на так называемом эффекте Допплера - звуковом феномене, открытом немецким, физиком Допплером еще в XIX веке. В повседневной жизни мы хорошо знакомы с некоторыми проявлениями эффекта Допплера. Так, мы слышали не раз, как прибывающий на станцию поезд издает гудок как бы меняющейся высоты. Сдвиг частот звука при движении его источника — это и есть частный случай допллеровского эффекта. По величине сдвига можно судить о скорости движения источника звука. Чем выше скорость, тем резче меняется частота. И зависимости от того, уменьшается частота или увеличивается можно определить направление движения источника звука, то есть, приближается он к нам или удаляется. Эти свойства звука нашли применение в ультразвуковом исследовании сердца.

При допплер-эхокардиографии, как и при традиционном эхоисследовании, регистрируется отраженный ультразвук. Однако он «рассказывает» уже не только о расстоянии до лоцируемых объектов, но и содержит информацию о скорости, направлении и характере кровотока внутри сердца и магистральных сосудов. Ультразвук отражается при этом от стенок и клапанов сердца, а также от движущихся клеток крови. Отраженные ультразвуковые волны приобретают сдвиг частоты. Клетки крови и внутренние структуры сердца в этом случае как бы играют роль движущегося источника звука, вернее, отраженного ультразвука. По допплеровскому сдвигу частоты удается оценить и скорость, и направление, и характер движения крови.

Такой тонкий и быстрый анализ малейших изменений частоты ультразвука стал возможен благодаря современной электронной и компьютерной технике. Во время исследования на экране прибора видны кривые, характеризующие кровоток внутри сердца и магистральных сосудов. Информация может подаваться на экран также в виде штриховки различной плотности. Новейшие специализированные аппараты, предназначенные для доплеровской эхокардиографии, дают цветную «картину» сердца, где цвет служит индикатором направления и характера кровотока.

С экрана изображение можно зафиксировать на специальной бумаге. Такие записи нужны не только для документации исследования, но и для проведения различных расчетов.

Для лучшей ориентировки во время исследования эхокардиограф может быть снабжен «звуковым Допплером», когда сдвиг частот отраженного ультразвука непосредственно преобразуется в звуковой сигнал. Это очень удобно для врача, который может, не глядя на экран, оценивать характер кровотока на слух. Такое исследование напоминает чем-то выслушивание сердца. Однако, если вдуматься, сходство доплеровской эхокардиографии с аускультацией и фонокардиографией имеет более глубокую основу. При выслушивании сердца признаком неблагополучия являются шумы, акценты сердечных тонов и другие звуковые феномены. Пороки сердца, сопровождаемые этими феноменами, связаны неразрывно с определенными изменениями характера и скорости кровотока. При сужении клапанных отверстий между полостями сердца или полостями сердца и магистральными сосудами скорость движения крови через них резко увеличивается. В случае недостаточности клапанов сердца позади неплотно закрытого клапана регистрируется обратный ток крови. При дефектах перегородок сердца происходит сброс крови из полости, где давление больше, и ту полость, где оно ниже. Сам патологический кровоток, как правило, турбулентный, то есть образуются своеобразные завихрения.

Все эти явления удается регистрировать при допплер-эхокардиографии, что облегчает диагностику пороков сердца. Однако эти же явления сопровождаются определенной звуковой картиной, которая в известной степени параллельна допплеровским характеристикам. Сердечные шумы и патологический кровоток обычно регистрируются в одинаковые фазы сердечного цикла. Проекции, в которых выслушивается тот или иной сердечный шум, также в определенной степени соответствуют проекциям допплеровских шумов. Но на этом сходство между фоно- и допплер-эхокардиографией заканчивается. Оба вида исследования могут лишь дополнить друг друга, но не заменить. Так, например, преимуществом доплеровской эхокардиографии является точное определение локализации измененного кровотока.

Большое значение имеет доплеровская эхокардиография для диагностики врожденных пороков сердца у детей. Приборы с особыми техническими характеристиками допплеровского блока позволяют уточнить диагноз, а иногда и дать подробное описание порока в тех случаях, когда стандартная эхо-кардиография бывает бессильна.

Разновидностью ультразвукового исследования сердца является сочетание эхокардиографии с внутрисосудистым «ведением эхоконтрастных веществ. Впервые этот метод предложил в 1969 г. американский исследователь Грамьяк. Эхоконтрастные вещества — это любые жидкости, отражающие ультразвук. В отличие от них кровь практически не отражает ультразвук. Когда в кровь вводят эхо-контрастные вещества, на экране возникает множество светящихся точечных сигналов в полостях сердца. По времени их появления после введения эхоконтрастной жидкости, по последовательности заполнения полостей, задержке в той или иной полости и другим признакам исследователь уточняет диагноз.

Сама идея введения контрастных веществ не нова. В рентгенологии давно уже отработана методика внутрисосудистого и внутрисердечного введения рентгеноконтрастных веществ с одновременной покадровой киносъемкой картины рентгеноскопического исследования. Такие киноангиограммы внимательно изучаются специалистами для постановки окончательного диагноза, определения показаний к операции и тактики хирургического вмешательства. Оставаясь важнейшим методом исследования сердечно-сосудистой системы, ангиокардиография обладает, тем не менее, и рядом недостатков. Необходимость введения катетера внутрисердечно, некоторая токсичность вводимых через него веществ, да и само рентгенологическое исследование не безразличны для человека. Эти и некоторые другие причины ограничивают широкое применение рентгенохирургических методов исследования.

В то же время меньшая токсичность эхоконтрастных веществ, полная безвредность ультразвукового исследования для больного склоняют нас в пользу контрастной эхокардиографии. Однако и у нее имеются свои «слабости». Прежде всего, это затруднение локации у довольно большого процента больных. При исследовании возможны помехи, не исключены и диагностические ошибки. Все это заставляет большинство специалистов относиться к контрастной эхокардиографии сдержанно.

Эхокардиография обнаруживает дополнительные возможности при одновременной регистрации ее с электро-, фоно-, апекс-кардиограммами. В каждом случае удается получить информативные показатели, характеризующие внутрисердечную гемодинамику и функциональное состояние миокарда.

Особый интерес привлекает запись эхокардиограммы во время пробы с дозированной физической нагрузкой — так называемый метод нагрузочной эхокардиографии. При этом регистрируются не только учащение сердцебиений, но и изменения в работе сердечной мышцы.

При физической нагрузке организму требуется больше крови для обеспечения усиленной работы всех органов и систем. Сердце на нагрузку отвечает увеличением минутного объема (МОС). Возрастает МОС, следовательно, возрастает кровоснабжение органов и тканей.

У здорового человека прирост МОС идет не только за счет повышения частоты сердечных сокращений, но и за счет увеличения ударного объема. Каждое отдельное сокращение сердечной мышцы становится более мощным, выбрасывающим большее количество крови. Менее благоприятный вариант, когда увеличение МОС происходит только за счет учащения сердечных сокращений. Еще хуже, если при физической нагрузке ударный объем снижается, то есть, за одно сокращение левый желудочек выбрасывает меньше крови, чем в состоянии покоя. У таких людей увеличение частоты сердечных сокращений в первую очередь направлено на компенсацию сниженного выброса и лишь частично — на повышение МОС. Это наиболее неэкономичный и неблагоприятный тип реакции на физическую нагрузку. Организм при нем не обеспечивается должным минутным объемом крови. Резко повышается частота сердечных сокращений, в результате чего сердечная мышца скоро утомляется и начинает работать еще хуже.

Ценность нагрузочной эхокардиографии заключается в том, что она позволяет выявить скрытую миокардиальную недостаточность (когда в состоянии покоя показатели работы сердца вполне удовлетворительны, а при физической нагрузке - ухудшаются). Это имеет значение и при назначении лечения, и при решении вопроса об операции на сердце. Ведь такая операция представляет собой большую нагрузку на сердечную мышцу и на весь организм в целом.

У здоровых людей, как мы уже говорили, ударный объем крови при физической нагрузке увеличивается или, по крайне мере, не изменяется. Но изменения его не у всех одинаково выражены. Нагрузочная эхокардиография может выявить у практически здоровых такие пограничные состояния, когда болезни еще нет, но физические возможности организма человека уже ограничены.

Имеет значение и величина нагрузки. Ведь не случайно это «проба с дозированной физической нагрузкой». Величину нагрузки определяют в килограммометрах в минуту (кгм/мин.) или ваттах (Вт), независимо от способа выполнения задания — будь то на велоэргометре, тредмилле — движущейся дорожке или на других приспособлениях. Начинают пробу с небольшой нагрузки, которую ступенчато увеличивают до субмаксимальной. Субмаксимальной нагрузкой для здоровых людей молодого и среднего возраста считается величина нагрузки, при которой частота сердечных сокращений увеличивается более 170 в 1 мин. У больных и у лиц пожилого возраста свои нормы субмаксимальных нагрузок.

Проба с нагрузкой, в особенности проводимая у больных людей, требует известной осторожности. Ведь организм может неожиданно отозваться на нагрузку патологической реакцией. Поэтому имеются четкие критерии прекращения пробы до достижения субмаксимального уровня нагрузки, даже когда испытуемый просит ее продолжать.

Большой объем эхокардиографических исследований был проведен не только на больных, но и на здоровых людях. Были установлены нормальные величины эхокардиографических показателей. Они определялись отдельно в разных возрастных группах, так как было установлено, что с возрастом величины ряда показателей меняются.

Для получения величин объемов левого желудочка, сравнимых у различных людей, было предложено приводить эти объемы к их величине на единицу площади поверхности тела. Величина площади поверхности тела человека зависит от его возраста, роста, массы тела и пола. Ее можно рассчитать по формуле или найти на специальной номограмме. Средняя ее величина для взрослого 1,7 м кв. Объемы левого желудочка, отнесенные к площади поверхности тела, называются объемными индексами. В индексах можно наиболее точно выразить норму, то есть средние показатели у здоровых лиц в разных возрастных группах.

На многих примерах мы убедились в широких многоплановых возможностях ультразвукового исследования сердца. Что же можно ожидать в будущем? Специалисты предсказывают развитие эхокардиографии по нескольким направлениям.

Если первые 10-15 лет развития метода модели эхокардиографов мало чем отличались друг от друга, а исследователи напоминали путешественников-первооткрывателей, описывающих новые острова и континенты, то в дальнейшем любое заметное продвижение вперед связывается с новыми, более совершенными приборами, открывающими все новые аспекты использования ультразвука.

Почти все технические усовершенствования в эхокардиографии так или иначе связаны с применением компьютеров. Очень важна компьютерная обработка получаемых эхокардиограмм. Во многих приборах основные количественные показатели можно определить за считанные секунды, непосредственно с экрана или по записи на бумаге. Это очень облегчает работу врача и позволяет проводить исследования в массовом порядке. В дальнейшем, возможности компьютерной обработки данных исследования могут открыть новые возможности для проведения эхокардиографии.

Что придет в эхокардиографию завтра? Что будет достигнуто в совместном активном и настойчивом творческом поиске медицинской науки и технической мысли? Это покажет будущее.

Читайте также


Как рассчитать нормальный вес?

Можно ли чистить зубы солью?

Норма роста и веса детей по годам и месяцам

Почему слезятся глаза на улице?

Почему трясутся руки?

Как лечить заеды в уголках рта?

Почему набухает грудь?

Как определить температуру без градусника
Все материалы на сайте размещены для справки.
Перед началом лечения проконсультируйтесь с врачом.
© Все права защищены. При копировании материалов размещение активной ссылки на doktorland.ru обязательно.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика